воскресенье, 22 ноября 2009 г.

из записок декоратора

Есть у меня знакомая дама – декоратор c заграничным именем Мануэла. Мы с ней обедали на днях – и вот что она мне рассказала. 
 

Как-то Мануэла заехала в «Детали» – она там ткани заказывает. И попалась на глаза директору «Деталей» Татьяне Роговой.
- Мануэла, а у тебя швейная машинка есть?
У Мануэлы где-то в кладовке была швейная машинка.
- Ты выручи, пожалуйста. Надо в 10 утра завтра приехать с машинкой в гостиницу «Балчуг Кемпински». Там в президентском люксе остановилась принцесса Кентская. И ей срочно нужно шторку подшить.
- Вы шутите, - растерялась Мануэла, - да у меня машинка не налажена, нижняя нитка не натянута, а в 10 часов пробки. Да я уже лет десять ничего не шила. Я ж машинку держу только на случай брюки подшить. Можно хотя бы днем?
- Что ты, Мануэла, - сказала Татьяна Николаевна. - Это ж принцесса! Помни – в десять часов ровно! Точность – вежливость королей!

На следующий день в 9.15 Мануэла была у Балчуга. Чтобы уж точно не опоздать. Подождала до назначенного часа. И в 10.00 с машинкой наперевес вступила в холл отеля и сообщила рецепционисту: - Я в президентский люкс. Мне назначено.
В 10.02 она постучала в дверь номера. Мануэла получила классическое воспитание и знала, что дама, представленная членам королевской фамилии, должна сделать книксен. Но как это сделать со швейной машинкой весом восемь килограмм в одной руке? Не делает ли этикет исключений для таких ситуаций?

Дверь отворила действительно ее высочество принцесса Майкл Кентская. Принцесса только что встала и была чрезвычайно вежлива, но спешила. Так что церемония знакомства получилась скомканной, и книксен сделать не удалось.

image

Биографическая справка
Принцесса Кентская (1945г.р.) – в девичестве Баронесса Мари-Кристин фон Рейбниц, жена принца Майкла Кентского, внука короля Британии Георга V, кузена королевы Елизаветы II и близкого родственника Николая II
(фото 1).
Кровь самой принцессы еще более голубая, чем у ее супруга. Среди ее предков Генрих II, Диана де Пуатье и Екатерина Медичи. За свой самоуверенный нрав получила от журналистов прозвище Принцесса-Нахалка.


Оказывается, принцесса привезла шторы специально для этого номера. Шились они в Англии, а замеры произвела администрация отеля. Всего в президентском люксе площадью 178 кв. метров 12 окон. И на два окна шторки подошли. А остальные оказались слишком длинными. Тогда их отдали укорачивать в швейную мастерскую. И шторы подошли еще на два окна. А для остальных оказались слишком короткими. То ли перекрытия криво лежат, то ли просто карнизы на разной высоте смонтированы.

Но принцесса не сдалась. Она вообще известна как женщина с сильным характером. Когда ей сказали, что у нее рак, лишь плечами пожала. Ее обвиняли в том, что она зарабатывает деньги своим титулом, а ей хоть бы что. А когда в прессе появились сообщения, что ее сын – наркоман, она грудью встала на его защиту. Так что куцыми шторками ее не подкосить.

Срочной почтой переслали из Лондона остатки ткани, которыми принцесса намеривалась надставить короткие шторки. Так что «шовчик прострочить» на практике оказалось удлинить шторы для восьми окон – и дневные, и теневые. Для этого нужно пристрочить полотно ткани к подкладке, а затем пришить к шторе. Вручную и потайным швом.
- Бог мой! - сказала Мануэла. Тут же работы на неделю! А я через два дня уезжаю. К тому же я декоратор, а не швея.
- Ничего, - сказала принцесса, - я вам буду помогать.

Два дня, не покладая рук, Мануэла и ее Высочество подшивали шторы. С окон решили не снимать. Машинку поставили на прикроватную тумбочку и двигали ее вместе с машинкой. К исходу дня в глазах рябило от цветочков миленького английского орнамента. А спина гудела и не разгибалась.

Взять деньги за подшивку штор Мануэла отказалась. Ведь если их взять, то ты получаешься швеей. Что, конечно, понижает статус. А если не брать – помогаешь в королевских делах. Как Д Артаньян и три мушкетера.

Но принцесса нашла форму вознаграждения Мануэлы. Телефонную. Принцессе беспрерывно звонили. И каждому абоненту, в ответ на вопрос «How are you?», она сообщала:
- Мне посчастливилось познакомиться с изумительной женщиной. Ее зовут Мануэла. Она такая внимательная и добрая, радушная и умелая! Это такая удача – встретить такого человека, и мне так приятно общаться с ней. Мануэла любезно согласилась мне помочь, просто не представляю, что бы я без нее делала и т.д.
Такая аттестация вливала новые силы в Мануэлу, и она думала про себя – вот что такое настоящая английская вежливость! Которая ценится так дорого! Вот что такое настоящее аристократическое воспитание и дипломатия! Даже спина у Мануэлы перестала ныть, а, напротив, королевская осанка выработалась.

Принцесса, подшивающая шторки в отеле, не вписывается в наши представления об аристократическом образе жизни. Что заставило принцессу посвятить себя рукоделию в Москве, где есть много более интересных занятий?

Как оказалось, принцесса была приглашена «Балчуг Кемписки» в качестве декоратора президентского люкса. До замужества она занималась дизайном, но, дав согласие на брак с английским принцем Майклом Кентским, должна была отказаться от своего бизнеса — дизайнерской фирмы.

Строгие нравы британской королевской семьи позволяли только благотворительную деятельность. Так что принцесса писала книги, рисовала пейзажи и принимала участие в официальных мероприятиях. Тем не менее, имена супругов Кентских не сходили со страниц таблоидов. Пресса с завидной регулярностью обвиняла супругов в том, что они за мзду разрешают использовать свои имена в рекламных целях. Несколько лет назад в газетах разразился скандал по поводу апартаментов, которые принц Майкл и его жена занимают в Кенсингтонском дворце (там же жила принцесса Диана). За апартаменты супруги платили 69 фунтов, то есть около ста долларов в неделю. В то время как обычная двухкомнатная квартира в этом районе стоит в 500-1000 фунтов в неделю.

Принцесса оказалась в неоднозначном положении. С одной стороны. супруга принца крови не должна заниматься бизнесом. С другой стороны, английская казна не финансирует супругов Кентских.

Некоторое время назад королева заявила о будущей реорганизации монархии. Идея, в том числе, состоит в том, что часть родственников будет официально представлять королевскую семью и жить на деньги налогоплательщиков. А часть получит свободу заниматься бизнесом. Так что, когда супруга гендиректора «Балчуга Кемпински» спросила принцессу о впечатлениях об отеле, та ответила, что все прекрасно - и сервис, и кухня… за исключением интерьера номера, где она живет. И действительно: обивка и шторы были очень мрачные, грязно-бордового цвета, а картины на стенах — просто тихий ужас. Трудно в этом не согласиться с принцессой (фото 2).

image

И принцессе предложили его задекорировать. Принцесса была рада. Ведь она тридцать лет мечтала вернуться к практическому дизайну интерьеров. Так что номер в «Балчуг Кемпински» - ее первая работа после длительного перерыва.

Принцесса выбрала строгий английский стиль и нежную цветовую гамму. Классическое сочетание приглушенного вишневого и бежевого цветов. Мебель не меняли. Как сказала в своем интервью принцесса, здесь «главную роль играют богатые ткани, прекрасные ковры и обои».

В создании интерьеров принцесса Кентская Майкл использует нехитрые «Три золотых правила оформления», придуманных ею же самой. Во-первых, комната должна радовать глаз живущего в ней человека. Даже самый удивительный интерьер покажется никудышным в том случае, если его хозяину он не по душе. Во-вторых, обстановка должна быть комфортной и практичной. В-третьих, следует точно знать бюджет, ведь очень редко бывает так, что заказчик располагает неограниченными средствами.

Гонорар принцессы держится в тайне. А номер теперь называется «Принцесса». Естественно, уж если приглашаешь декоратора королевских кровей, глупо было бы не переименовать номер. Иначе все теряет смысл. А выглядит теперь он вот так (фото 3).

image

На прощание принцесса вручила Мануэле свою книжку. Здесь, говорит, про моих родственников – Диану де Пуатье и Екатерину Медичи. И подписала – Мануэле от Кристин. Оказалось, что ее Кристиной зовут.

А Мануэла нашла способ получить свои дивиденды. Написала на своем сайте: совместно с принцессой Кентской принимала участие в декорировании президентского люкса. И ведь это правда. Еще как принимала.

Вот такая она, рутина московского декоратора: принцессы, президентские люксы и швейные машинки.


из  записок декоратора Дианы Балашовой

Комментариев нет:

Отправить комментарий